Как мы собирались в школу.

Здравствуйте, уважаемые читатели. Сегодня я хочу преподнести вам необычную статью… Вернее, статья очень даже обычная. Необычное же в ней то, что она написана вовсе не мной, а Николаем Юшковым, автором блога Просто БЛГ. И, скорее, претендует на мини-рассказ. Написана легко и для души. Может быть, кто-то узнает в ней себя и своего ребенка. С  удовольствием публикую. Приятного прочтения!

***

—  Машута, просыпайся, — так начинается каждый будний день для нашей старшей дочери. Затем она с наполовину закрытыми глазами идет в ванную, оттуда — на причесывание, затем к столу — завтракать. После этого, она одевается, и кто-то из нас уводит ее в школу.

Обычно, одно утро не отличается ни от предыдущего, ни, с большой вероятностью, от будущего. Но, вероятность — на то и вероятность, что бы оставлять шанс какому-то, пусть и небольшому проценту непредсказуемости. И иногда этот процент получает свое. Как это было сегодня.

—  Машута, просыпайся, — я, как обычно, включил в комнате свет и потрогал Машу за лодыжку. Она спит на втором ярусе кровати, поэтому мне, в силу своего небольшого роста только и остается, что трогать ее за ногу.

—  Ууууу, — только и услышал я в ответ. Но мне не привыкать — за редким исключением, это обычная картина. Вечером не уложить спать, утром — не добудиться. Все как у всех нормальных детей. Впрочем, это не про нашу Машу. Она, не смотря на свое перманентное утреннее «уууууу», поднимается и начинает сонной ногой нащупывать лесенку, ведущую в низ. В этот момент я, обычно, ее подхватываю и ставлю, аккуратненько так, на пол.

Поставил. Она, пошатнувшись слегка, сначала, было, направилась к столику, за которым делает домашние задания, но потом, сообразив, что там сейчас делать нечего, взяла верный курс и отправилась в ванную.

Я, в это время, поставил кипятиться чайник, и, пока тот усердно превращал электрическую энергию в тепловую, принялся делать утреннюю разминку — какое-то время назад я понял, что это здорово помогает днем. Не зря же ее назвали зарядкой.

Когда все мои мышцы, сухожилия и суставы были разогреты и готовы встретить новый день в полную силу, а яичница остывала на тарелке, я услышал из зала «уууууихнныы». Ничего страшного — мама Маше заплетает косичку. А Маша, стоит признать, этого дела жутко не любит. Вот и раздражаются обе, по поводу и без повода: Маша чуть повернулась не так — у мамы выскользнула прядь из руки — мама прикрикнула на Машу — Маша возразила — «ууууихныыы». Все идет по плану. Всем известно — красота требует жертв. Обычно, такие возгласы я слышу более одного раза за сессию «хоум-стайлинга by мама», с разной интенсивностью и продолжительностью. Но, в этот раз, кажется, более не слышал, хотя и заплетались они дольше обычного.

К тому моменту, когда Маша принялась за свой завтрак, я уже с этим делом покончил, и пошел переодеваться — искать свежие носки, обливать торс дезодорантом и одеколоном, затягивать ремень в брюках на самую дальнюю перфорацию (это естественный побочный эффект похудения, которым я решил озадачиться не так давно), одевать галстук через голову (каждый день его только пижоны завязывают) и, конечно же, чистить туфли.

Я еще застегивал рубаху, когда из кухни появилась сытая и довольная Маша, которая тут же получила указание переодеваться, так как сегодня ее уводить в школу мне, а я уже почти собран.

Она сказала… нет, не «уууууу» — после завтрака такое бывает уже крайне редко. Она сказала «ага» и помчалась к своему шкафу, искать колготки. Нашла, одела. Пришла в зал, где на диване расположилась мама с нашей младшей — Варей.

—  Маша, ты серьезно, собралась в школу в этих колготках? Они же грязные! — Маша ничего не ответила, и продолжила застегивать блузку.

—  Маша! — мама не успокаивалась, — ты где их взяла? Они грязные! Снимай немедленно!

—  Ууууиихныыы! — ба! знакомые слова! Маша стянула с себя колготки, и с выражением крайней обиды побежала, громко топая, в комнату, искать другие колготки. Соседи снизу, уже, наверное, записали нас в список самых злейших врагов, после всех этих топтаний. Я, стоя уже в прихожей, на ходу выхватил грязные колготки и бросил в стирку.

—  Чего ты хнычешь? — говорю, — пойди, найди в шкафу свежие колготки. Они там есть. — но, конечно же, ни кто меня не услышал. Ну и ладно. Я присел и стал завязывать шнурки в туфлях.

Маша проскочила обратно, уже с чистыми колготками.

К тому моменту, как она их одела, в зал вернулась мама — то ли из кухни, то ли из ванной — не помню.

—  Маша! — улыбаясь сказала мама, — ты собралась одевать порванные колготки?

—  Да ничего они не порванные! — Маша защищалась.

—  Ну как же, не порванные? Разве ты не помнишь, ты их в прошлый раз порвала! Вон же дырка. — мама указала на дырку.

—  Где? — Маша ни как не могла смириться с фактом, что колготки, действительно, перфорированные в результате зацепления чем-то острым.

—  Да вот же! — мама уже ткнула пальцем.

—  Ууууиихныыыы!!! Да что же это такое?!!! — из Машиных глаз брызнули слезы. И снова демонстративное срывание колготок, громкое топание по полу, и перехваченные на ходу колготки. Правда, уже не мной  — мамой, чтобы зашить.

Ну все. Казалось бы, трудности позади — корректный экземпляр колготок найден и одет. Осталась только верхняя одежда — и можно выдвигаться.

Но снова слышу:

—  Маша! Ты майку не сменила! Я же тебе говорила, что надо одеть белую!

—  Уууууииихныыы!

—  Папа, смотри, у Маши цыплят на майке видно!

Ну да. Видно. Блузка белая. Майка — с цыплятами. Цыплята просвечиваются. Нужно снимать блузку и менять майку на белую.

—  Уууууиииххныыы!!!Хнык!Хнык! Что же сегодня такое?!! — уже ревя в голос, маша расстегивает блузку и идет за белой майкой. По ходу, найдя майку, она успокаивается и идет зачем-то в ванную, на ходу, эту самую майку одевая.

Я не обращаю внимания, так как занят чисткой туфлей.

И снова слышу знакомые слова. Они меня уже пугают.

—  Маша! — Маша молчит. — Маша! — не унимается мама.

—  Ну чтооооо?

—  Маша! — мама уже не знает, то ли плакать, то ли смеяться. Но рот ее растягивается в улыбке. — папа, посмотри, на это.

Я смотрю на Машу. Но, зрение мое сейчас далеко от идеала, и замечать то, что хочет показать мама я начинаю только тогда, когда Маша приближается на вытянутую руку. Мои глаза округляются, и я, еле сдерживая смех, смотрю на маму. Маша же, ничего не понимая, произносит свое коронное «уууууииххныыы». Машино возмущение очень даже можно понять. Она честно одела белую майку. Правда, забыв, при этом, снять майку с цыплятами. И теперь цыплята ехидно просвечиваются.

—  Маша, ты зачем две майки одела?

—  Уууииихныы! Ыыыыаааа! — Маша ревет.

«Хватит», думаю я, поворачиваю Машу к себе, снимаю обе майки. По очереди, конечно. Одеваю белую на место и вручаю блузку.

—  Быстро надевай и застегивай, — говорю я и тянусь за курткой.

Пока я мотаю свой шарф на шею, Маша, с какой-то космической скоростью успевает застегнуть блузку и надеть верхнюю одежду.

—  И перчатки! В обязательном порядке! — настоятельно требует мама.

Маша начинает искать их в карманах и не обнаруживает.

—  Потому, что бросать не нужно! — говорю я.

—  Ууууиихныы! Ну без перчаток пойду!

—  Маша,  — спрашивает мама, — ты, серьезно, не нашла перчатки? — перчатки лежат прямо перед Машей. Их вижу даже я, со своим никудышним зрением. Но Маша уже ушла в глухую оборону, и замечать перчатки в упор не хочет.

—  Маша, вот они. — я показываю пальцем на перчатки. Они тут же попадают в Машин прицел и отправляются на руки.

Ну вот и все. Хорошо, что обошлось без потерь. Собрались. Пошли в школу…

Похожие статьи:

Зачем ребенку детский сад? Мое частное мнение.

Автор:

Добро пожаловать, уважаемый читатель! Меня зовут Тамара Юшкова, я психолог, педагог, мама, блогер. Про Деток Блог - мой авторский проект о развитии и воспитании детей, на страницах которого я размещаю информацию по детской психологии, о детско-родительских отношениях и обо всем, что так или иначе может оказаться полезным, интересным, необходимым родителям и другим взрослым в деле воспитания и развития ребенка. Буду рада знакомству с вами в комментариях, рассылке, страницах этого ресурса.

Никто еще не оставил отзыв.

Выскажите ваше мнение

Сообщение